Skip to main content
Дыши

Дыши

By Александр Лебедев и Ирина Летягина
Подкаст о людях, которые осмелились жить счастливо несмотря на опыт зависимости в семье.
Listen on
Where to listen
Apple Podcasts Logo

Apple Podcasts

Breaker Logo

Breaker

Castbox Logo

Castbox

Google Podcasts Logo

Google Podcasts

Pocket Casts Logo

Pocket Casts

RadioPublic Logo

RadioPublic

Spotify Logo

Spotify

Currently playing episode

Дыши #02 | Максим Поляков | Алкоголизм отца глазами сына

Дыши

1x
Дыши #05 | Ирина Евдокимова | Посттравматический рост: отношения с родственниками, любимая работа и организация женской команды по футболу
В пятой серии подкаста мы поговорили с Ириной Евдокимовой. Ирина получила образование клинического психолога, имеет опыт работы с клиентами с зависимостью. Когда Ирина стала практикующим психологом, она осознала, что с членами семей, где присутствует зависимость, ей работать сложнее всего. Это стало отправной точкой в осмыслении истории своей семьи и поводом пройти личную терапию. Мы коснулись в разговоре темы посттравматического роста. Такой рост возможен, когда человек способен преобразовать последствия травмы во что-то хорошее: стать сильнее, добрее, научиться на собственном опыте, извлечь из него уроки. С Ириной мы поговорили о стыде. Это чувство является спутником семей, где присутствует зависимость, заставляет молчать о том, что происходит за закрытыми дверями. Сложность заключается в том, что если стыд регулярно сопровождает ребенка, ему трудно избавиться от него во взрослом возрасте. Стыд блокирует многие решения, заставляет человека считать себя недостойным хорошей работы, отношений, дружбы, материального достатка. Мы поговорили о подходах к пониманию природы зависимости. Употребление веществ всегда выполняет какую-то функцию, зачастую это функция самопомощи. Иногда человеку вместе с веществом проще проявлять агрессию или нежность, кому-то так легче что-то забывать, кто-то использует алкоголь в качестве анальгетика, чтобы меньше чувствовать неудовлетворенность жизнью. Очевидно, что если бы вещество не было полезно человеку, он бы отказался от него. Поэтому многочисленные попытки запретить производство или употребление веществ в качестве мер борьбы с зависимостью не увенчались успехом: злоупотребление веществами всегда связано с какими-то внутренними неразрешенными проблемами человека. Жизнь многогранная и разносторонняя. Сам по себе алкоголь не плох и не хорош. Но зависимость от алкоголя характеризуется вытеснением всех остальных аспектов жизни на второй план, тогда начинаются сложности. Если говорить метафорично, без зависимости жизнь похожа на город с его разнообразием, зависимость же делает жизнь человека похожей на туннель, сильно сужая фокус его интересов с концентрацией внимания на веществе. Оно становится самым желанным спутником жизни, партнер, работа, дети, друзья, любимое занятие перестают быть такими важными. Современные подходы к пониманию зависимости претерпевают изменения. Все больше специалистов приходят к выводу, что проблема зависимости – это не столько вопрос силы воли и решение человека употреблять или не употреблять, зависимость также нельзя назвать заболеванием. Скорее проблема зависимости возникает при неблагоприятном сочетании биологических и социальных факторов. Такой подход не снимает ответственности с зависимых за свое поведение, при этом позволяет лучше понять процесс формирования зависимости и более осознанно подойти к профилактике и снижению вреда. Снижение вреда - это подход к работе с зависимыми, основанный на ценности каждой человеческой жизни. Стопроцентное излечение от зависимости может не произойти, но у человека появляется возможность улучшить свою жизнь, узнать о том как сохранить здоровье, как снизить негативные последствия употребления веществ. Спасибо Ирине за разговор, идеи по преобразованию своего опыта и вдохновение на рост! Материалы: Подробнее о стыде можно прочитать в книгах Браун Брене «Все из-за меня, но это не так» и Роналда Поттер-Эфрона «Стыд, вина, алкоголизм». Идея посттравматического роста проходит красной нитью через всю историю философии, находя особенно широкое развитие в работах стоиков (Сенека, М. Аврелий), а также экзистенциалистов и их предтечей (напр., Ф. Ницше, К. Ясперс). Сам термин был введен в 1990-х годах американскими психологами Ричардом Тедеши и Лоуренцем Кэлхоуном (Tedeschi & Calhoun), полновесные работы которых пока на русский язык не переведены. Всем интересующимся этой темой мы также рекомендуем к прочтению книгу Нассима Талеба "Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса".
01:08:07
January 31, 2021
Дыши #04 | Ольга Жерносек | Личный опыт врача в программе 12 шагов для взрослых детей алкоголиков
Взрослые дети алкоголиков (или кратко ВДА) - термин, который стал употребляться психологами и психотерапевтами,  работающими с зависимыми и их семьями.  В 80-е годы книга одноименная книга Дженет Войтиц вышла в США и буквально совершила революцию в обществе. Она впервые связала наличие опыта жизни в семье с зависимостью с чувством неуверенности, сложностью устанавливать доверительные отношения, тревогой и ощущением катастрофы во взрослом возрасте. Нередко человек с зависимостью становится центром семейной вселенной, вокруг которого выстраиваются все домашние дела, в то время как интересы других членов семьи отходят на второй план. Дети учатся быть удобными, незаметными, порой становясь гиперответственными перфекционистами, гордостью родителей и школы, но при этом не получают удовольствия от своих успехов, воспринимая их как необходимое условие существование и способ получить некое подобие любви. Такое мировоззрение, помогающее выжить в дисфункциональной семье, может сильно мешать чувствовать себя свободно и счастливо во взрослой жизни. Группы поддержки анонимных алкоголиков и наркоманов существовали в США задолго до выхода книги Дженет Войтиц, но после ее публикации группы стали создаваться и для взрослых детей из дисфункциональных семей. В основе программы также лежала методика "12 шагов". Наш гость Ольга Жерносек работает в Чехии врачом-пульмонологом. В настоящее время она проходит именно эту программу. Ольга рассказывает о том, как "шаги" помогают переоценить прошлый опыт и создать новые модели поведения во взрослой жизни. Также даем ссылку на ресурсы о ВДА. В связи с пандемией были созданы регулярные онлайн встречи, к которым может присоединиться любой желающий. https://adultchildren.ru/groups/map/ https://vdamoscow.ru/meetings-map/
51:40
December 22, 2020
Дыши #03 | Анна | Взрослая жизнь детей алкоголиков: терапия, работа, отношения
В своей нашумевшей книге “Взрослые дети алкоголиков: семья, работа, отношения” американский психолог Дженет Войтиц говорит об особенностях детства в семье, где присутствует зависимость. У ребенка нет возможности быть непосредственным и на сто процентов отдаться веселью, потому что он тревожится о происходящем в семье. Задача ребенка получить одобрение максимально простым и наименее энергозатратным способом, поэтому дети обожают дурачиться, вызывая смех родителей. Но в семье с зависимостью часто пропадает смех. В каждой семье с зависимостью ребенок получает определенную роль, он может стать маленьким атлантом, который становится некой стабилизирующей силой в семье, клоуном, посредником между мамой и папой, козлом отпущения и т.д. Дома нельзя на сто процентов расслабиться и получить безусловную любовь, поэтому дети из семей с зависимостью могут быть ответственны не по годам, принимая похвалу от окружающих в качестве проявления любви. Другие дети наоборот много задираются и капризничают, потому что негативная реакция на их поведение лучше, чем отсутствие реакции вовсе, а внимание, смешанное с раздражением, ребенок также ошибочно принимает за любовь. Когда ребенок усваивает такие модели поведения в семье, во взрослом состоянии он может воспроизводить их в своей профессиональной и личной жизни. Терапия во многом направлена на выявление сложившихся моделей поведения и выработку новых. Такие вопросы не решаются быстро. Практикующие специалисты иногда говорят, что в терапии для стойкого изменения мировосприятия в среднем требуется 1 месяц на каждый год жизни. Некоторым людям удается самостоятельно и осознанно выработать новые модели взаимодействия, если они попадают в поддерживающее окружение и стремятся осознать опыт прошлого, не отказываясь от него, но и не приукрашивая. В своей истории, Аня, наша новая гостья, рассказывает о своем пути исцеления после опыта алкоголизма отца: о работе, личных отношениях, психотерапии и фармакологической поддержке.
01:04:18
December 5, 2020
Дыши #02 | Максим Поляков | Алкоголизм отца глазами сына
Наш гость Максим Поляков. В своем рассказе Максим затрагивает темы влияния социального окружения и общественных ожиданий на формирование зависимости. Страх проявления уязвимости и нежности, тяжелый труд во благо семьи с невозможностью проговорить и разрешить собственные внутренние противоречия - все это нередко создает благоприятную почву для развития зависимости. Но алкоголизм - это не только социальное явление. У зависимости есть и биологическая составляющая. Ученые давно стали заглядывать в голову зависимым, чтобы разобраться, почему они выбирают вещество вместо жизни. Вещество может использоваться как эмоциональный анестетик, как освободитель, как транквилизатор и антидепрессант. Если человек не способен найти конструктивные способы удовлетворения своих потребностей в реализации, любви, поддержке, понимании, отчаявшись он может обратиться к веществам. В такой ситуации, система мозга, связанная с получением удовольствия претерпевает радикальные перестройки, переходя в режим ожидания химического вознаграждения, что перед лицом объективных жизненных сложностей еще больше укореняет привычку. Автор книги “Психология желания. Зависимость-не болезнь” Марк Льюис объясняет, как работает биологический механизм зависимости. “Зависимость развивается из тех же чувств, которые привязывают любовников друг к другу и детей к родителям. И она строится на тех же когнитивных механизмах, которые заставляют нас предпочитать краткосрочные выгоды долгосрочным преимуществам. Зависимость бесспорно деструктивна, но она к тому же безоговорочно нормальна: риск ее возникновения заложен в проекте под названием «человек». Вот почему ее так сложно описать с социальной, научной и клинической точек зрения. Под воздействием вещества меняется метаболизм дофамина, нейромедиатора, играющего ключевую роль в мотивационном и направленном на достижение цели поведении. Со временем только принимаемое зависимым вещество становится способным вызвать выброс дофамина в участках мозга, связанных с формированием мотиваций и намерений человека. Мозг меняется с развитием зависимости. Самое интересное для нас то, что следствием поведенческих зависимостей являются изменения структуры мозга, выявляемые на уровне нервных клеток. И эти изменения основаны на тех же самых клеточных механизмах, что и изменения, сопровождающие формирование химической зависимости”. Понимание природы зависимости важно для выстраивания отношения с зависимым. В России до сих пор распространена идея о том, что алкоголизм является проблемой силы воли. Такое понимание влечет за собой осуждение зависимого, попытки его вразумить и пристыдить. Однако стыд и вина - это два чувства, которые и без того обострены у зависимого человека, и их подпитка зачастую лишь усугубляет зависимость. Между тем, восприятие алкоголизма исключительно как болезни влечет за собой снятие ответственности с зависимого за свое поведение. Да, человек не ответственен за свою склонность к зависимости, но при этом он ответственен за свое обращение с этой склонностью. Максим, спасибо тебе за твой рассказ и интересные идеи! Книги, упоминаемые в подкасте: Джеймс Холлис “Под тенью Сатурна” Джоко Виллинк “Дисциплина - это свобода” Дженет Войтиц “Взрослые дети алкоголиков: семья, работа, отношения” Марк Льюис “Биология желания. Зависимость-не болезнь”
01:09:10
November 17, 2020
Дыши #01 | Яна Туркова | Взрослая жизнь детей алкоголиков: родительство
Наш первый гость Яна Туркова.  Яна рассказывает о своем восприятии алкоголизма отца, отношениях в семье, собственном родительстве, работе, психотерапии, а также делится источниками поддержки для счастливой жизни несмотря на трудный опыт.  Вместе с Яной мы разбираемся, как зависимость близкого человека влияет на ребенка, говорим о том, как вернуть себе управление своей жизнью, как выстраивать отношения с собственными детьми, двигаться в карьере, где находить силы и вдохновение, даже если кажется, что выхода нет.  О теме зависимости в семье в России по-прежнему не принято говорить. Часто зависимость становится семейной драмой, которую не хочется лишний раз вспоминать, она забирает силы, которые так нужны для счастливой жизни и изменения ситуации в лучшую сторону.  Всеобщее внимание обращено на самих зависимых: в каком состоянии человек, в завязке ли он, в какой реабилитационный центр его отвезти, как закодировать и т.д. С зависимостью одного человека изменяется вся семейная система, которая начинает вращаться вокруг состояния зависимого. У партнера зависимого есть выбор: оставаться с человеком, бороться с зависимостью, уйти, вернуться. У детей же нет возможности принять взрослое решение уйти или остаться. Ситуация зависимости в семье большая и трудная, а возможности ребенка маленькие, единственное, что ему остается - это приспособиться к окружающей его реальности. Когда ребенок становится взрослым, этот опыт может продолжать влиять на жизнь, мешать построению теплых доверительных отношений, реализации в карьере, получению удовлетворения от собственных жизненных выборов. Часто это связано с низкой самооценкой взрослых детей алкоголиков. Понятие “взрослые дети алкоголиков” не часто используется в информационном пространстве. Поэтому люди, в семьях которых присутствует алкоголизм или другая зависимость, не знают о существовании термина “взрослые дети алкоголиков” и не ассоциируют себя с такой категорией людей, хотя такая ассоциация могла бы помочь в получении информации о характерных чертах, присущих большинству взрослых, выросших в дисфункциональных семьях. А в осознании проблемы уже заложено ее решение. Нашим подкастом мы хотим восполнить этот пробел, а также снять стигму: наличие зависимости в семье не является чем-то постыдным. Да, это непростой жизненный опыт, возможно, мы даже оказывались в сильной эмоциональной изоляции, боясь раскрыть семейную тайну из-за страха быть отвергнутыми. На самом деле мы являемся частью большой группы взрослых детей алкоголиков. Если ввести в любом поисковике “взрослые дети алкоголиков группы поддержки”, появятся ссылки на он-лайн встречи сообществ взрослых детей алкоголиков, к которым можно присоединиться независимо территории проживания и вида зависимости в семье. Даже одно посещение группы может стать поддерживающим, как минимум можно будет перестать чувствовать себя единственным, кто сталкивается с последствиями зависимости в семье. В России нет развитой системной программы для взрослых детей алкоголиков, но можно посещать встречи сообщества взрослых детей алкоголиков (ВДА), можно обратиться к психологу или психотерапевту, при некоторых реабилитационных центрах для зависимых есть поддерживающие программы для семей. Об этих возможностях мы будем рассказывать подробнее в других выпусках. Мы верим, что рассказанные истории и полученные вовремя знания могут качественно менять жизни людей, позволяя принимать взвешенные решения в жизни. Прошлое нельзя изменить, но оно может перестать определять настоящее. Яна, спасибо за твой опыт! Книги, упоминаемые в подкасте: 1. Эрик Берн “Люди, которые играют в игры. Игры, в которые играют люди” 2. Дженет Войтиц “Взрослые дети алкоголиков: семья, работа, отношения” 3. Берри Уайнхолд “Освобождение от созависимости” 4. Бессел Ван Дер Колк “Тело помнит все”
01:05:40
November 4, 2020